F&M Vulca S

Богатое, аристократичное название Faralli & Mazzanti появилось на автомобильной карте мира относительно недавно. Крошечная реставрационная мастерская создала проект Antas — роскошное купе в эклектичном неоклассическом стиле, построенное на шасси Maserati Quattroporte 40-летней давности. Это называется здоровым авантюризмом на грани самоотверженности. Беда лишь в том, что по стандартам, поднятым выше облаков такими выдающимися автомобилями, как Veyron, 599 GTB Fiorano и Continental GT, и динамика, и управляемость Antas показались весьма и весьма посредственными. То же самое относится и к оснащению, и к безопасности.

Но чем хорошо положение штучного производителя, так это возможностью совершать резкие маневры. Позже концепция в корне изменилась: если Antas — типичный продукт haute couture, изготавливаемый по индивидуальному проекту и посему неповторимый, то Vulca относится к категории pret-a-porter, предусматривающей мелкосерийное производство.

Тем не менее, ручную работу видно с первого взгляда — с одной стороны, простой штамповкой столь сложный рельеф не воспроизвести, а с другой — тут и там виднеются огрехи сборки. Все-таки приятно воочию удостовериться, что традиции кузовных дел мастеров 20-30-х годов прошлого века живы — не зря ателье Faralli & Mazzanti изначально специализировалась на реставрации автомобилей того самого исторического периода.

Да, на фоне новейших суперкаров автомобиль представляется старомодным, но производители по этому поводу совсем не переживают. Более того, они утверждают, что современная автомобильная мода их мало интересует по причине своей несостоятельности.

Слоган «Все новое — это хорошо забытое старое» смотрелся бы на фирменной эмблеме Faralli & Mazzanti более чем уместно. Нужна иллюстрация? Поизучайте «рогатые» двери без рамок. Точно такими щеголял великолепный Lamborghini Miura образца 1966 г. Приоритетной своей задачей производитель видит повышение качества конечного продукта — в его понимании, машина должна обладать всеми достоинствами швейцарских хронографов. Иными словами, иметь индивидуальный стиль, безукоризненную механику и ресурс службы, измеряемый десятилетиями. Если такую и покупать, то на всю жизнь.

А откуда взялось имя Vulca? Намек на взрывной, вулканический темперамент? Вовсе нет. Вулька — этрусский художник и скульптор, живший и творивший в городе Вей. Его покровителем был последний из римских царей Тарквиний Гордый. Авторству Вульки принадлежит терракотовая статуя Юпитера (которого в римском государственном культе именовали Optimus Maximus Soter — Лучший, Величайший, Спаситель), высеченная им для храма, что был возведен на Капитолийском холме. Историк Плиний Старший писал, что этой статуе римляне поклонялись более, чем золоту. Вторя ей, римские военачальники во время военных парадов красили свои лица в терракотовый цвет. Думается, бордовый колер Vulca — тонкий реверанс в сторону античного мастера.

Детище Faralli & Mazzanti справедливее всего будет отнести к классу купе GT с посадочной формулой «2 + 2», представители которого дистанцируются от спортивных автомобилей и суперкаров комфортабельными салонами, отсутствием показного углепластика и отказом от антикрыльев. В размерах Vulca, похоже, никто не ограничивал: в длину машина имеет ровно 5 м, достигая 2 м в ширину, и рядом с ней Porsche Cayenne теряет всю свою значимость.

21-дюймовые колесные диски могут показаться исполинскими, но они совершенно пропорциональны огромным аркам. Пухлобокий кузов почему-то вызывает ассоциации с другим шедевром — Венерой Милосской. Элегантный и по-своему грациозный, он светится жизненной энергией и ласкает взор выверенными пропорциями. Любой уважающий себя эротоман придет в восторг от широких бедер и безупречных ягодиц. А портретист оценит тонкие, выразительные и запоминающиеся черты лица.

Добавить комментарий